Неизвестная Арктика → 

Материал из Вавилон.wiki

Перейти к: навигация, поиск

Неизвестная Арктика

Еще до появления в Средней и Восточной Сибири официально признанных первооткрывателей – русских первопроходцев первой половины XVII века, существовали географические карты этого района Земли. Некоторые старинные карты XVI века изображают еще неведомый северо-восток Евразии слишком подробно, иногда удивительно близко к реальности. Но есть большая странность во всем этом: правдоподобные черты побережья соседствуют с обширными, казалось бы, фантастическими землями за полярным кругом. Странный симбиоз правдивых сведений и заблуждений... А не могут ли такие «заблуждения» отражать иную, доисторическую реальность? Попробуем разобраться.

Содержание

Картография неоткрытого

На подробной карте северной полярной зоны, вычерченной в 1600 году гравером из Кельна Матиасом Квадом (рис. 1, [1]), за Уралом показаны почти все главные реки Северной Сибири: Обь (Oby), Енисей (Tachnin), Хатанга (Zeina), Лена и Колыма (рис. 2). Далее к востоку показан берег Чукотки, обозначенный как мыс Табин из античной географии. У его северо-восточного, гористого края изображен остров, протянувшийся вдоль побережья материка градусов на 5 по долготе. Этому описанию соответствует только один остров Врангеля, официально открытый лишь в 1849 г.

[1] Рис.1. Полярная карта Матиаса Квада (1600 г. [1]).

[2] Рис. 2. Сравнение карты Квада (1600 г.) с современной географической картой обнаруживает похожие детали: Северную Землю (1), остров Врангеля (2), остров Святого Лаврентия (3) в еще неизвестном Беринговом проливе, реки Обь (4), Енисей (5), Хатангу (6), Лену (7), Колыму (8). Заметим, что к 1600 году острова и реки, лежащие восточнее Оби, официально еще не были открыты.

Наконец, далее к востоку береговая линия на карте Квада поворачивает на юг, где узкий пролив Беринга (El streto de Anian) отделяет Азию от Америки. Еще римский географ I в. до н. э. Помпоний Мела писал: «После пустынных стран Северного океана, дорога делает поворот в Восточное море, мимо земли, которая обращена к востоку…» [1.1]. Но по официальной версии восточная оконечность Азии была открыта сначала казаком Семёном Дежнёвым в 1648 г. Затем повторно капитан Беринг в 1728 году исследовал пролив между Азией и Америкой, названный в его честь Беринговым. Но окончательно реальность пролива была признана наукой лишь после плавания туда Джеймса Кука в 1778 году. Однако, уже в 1600 г. на карте Квада показан не только Берингов пролив, но и два острова в нем (о. Диомида и Святого Лаврентия?). Более того, там показан глубокий залив западного берега Аляски, а также её северный берег…

Откуда же на карту Квада попали сведения об еще неоткрытых реках, островах и проливе? Очевидно, с карты предшественника. Таковым был новатор картографии XVI века, Герхард Меркатор (1512—1594 гг.). Собственно, карта Квада является уменьшенной копией карты Меркатора, изданной уже после смерти мастера, в 1595 г. Еще в 1569 г. Меркатор изготовил карту мира, на которой отдельно изобразил северную полярную область. Однако там вовсе нет вышеописанных полярных островов. Они впервые появляются на карте Меркатора только в 1589 году [2]. С тех пор их охотно копировали географы первой четверти XVII века. Но и у Меркатора нашелся предшественник. Им оказался Оронс Фине или в латинизированной версии Финеус (1494 – 1555 гг.), профессор математики Королевского колледжа в Париже (теперь Collège de France). Еще в 1531 году Фине опубликовал свою карту мира, на которой видны те самые полярные острова, до официального открытия которых оставалась … пара-тройка веков [3]. Так у Фине легко заметить тот же мыс Табин, западнее которого показан большой остров. Координаты этого острова (северная широта: 78 град.; долгота: 170 – 24 = 146 град. восточнее Лондона) близки к координатам крупнейшего острова у побережья Сибири, острова Котельный (широта 76 град.; долгота 140 град.). Восточнее Табина показан еще один остров (Врангеля?), уже знакомый по картам Меркатора и Квада.

Несомненно, и у Фине были предшественники по картированию северного побережья Сибири. Например, карта мира Генрикуса Мартеллуса 1489 г., которая удивительно детально изображает несколько сибирских рек, впадающих в Ледовитый океан. Особенно озадачивает так называемая Генуэзская карта мира 1457 года, хранящаяся во Флоренции (рис. 3 [27]). Там, на месте Северной Земли, еще не открытой официально, изображен большой полуостров, далеко выступающий в океан. Восточнее показаны еще три мыса, которые напоминают основные детали северного побережья Азии: полуостров Таймыр, выступ материка южнее Новосибирских островов, и выступ Чукотки у пролива Лонга (рис. 4). Кроме того, особо, красными точками отмечена пара островов в Карском море, остров в районе Северной Земли, и два острова у побережья Чукотки.

[3] Рис. 4. Северное побережье Сибири на современной (вверху) и Генуэзской (внизу) картах. Стрелки отмечают похожие детали. Прорисовка автора.

Более ранние изображения, зачастую восходящие к карте мира арабского географа Мухаммеда ал-Идриси (1154 г. [25]), схематично показывают не менее 3 островов у побережья Сибири. Но схематизм карты Идриси и отсутствие координатной сетки делает отождествление этих островов невозможным. В принципе, такие картографы могли черпать вдохновение в смутных сведениях о восточносибирских островах. Например, Марко Поло в XIII веке упомянул какие-то соколиные острова у берега Сибири. «Пустынные скифские острова» у сибирского побережья нанесены на одну из карт-реконструкций географических представлений древнеримского компилятора Помпония Мела, датированных приблизительно 43 г. н. э. [26].

Как далеко в прошлое можно протянуть эту цепочку предшественников и последователей? Лежит ли в её начале «зерно истины»? Мог ли кто-то вообще интересоваться далекими, непригодными для жизни арктическими островами?

В середине 1990-х годов сотрудник заповедника на острове Врангеля, Сергей Вартанян, обнаружил там останки мамонтов, возраст которых был оценен от 7 до 3,5 тысяч лет [20]. Хотя считается, что доисторические мамонты повсеместно вымерли 10—12 тысяч лет назад, их карликовая форма существовала на острове Врангеля уже в исторические времена, вплоть до царствования Тутанхамона и расцвета микенской цивилизации. В этой связи трудно переоценить факт находки на древнеегипетской фреске четкого изображения карликового мамонта [21]. Кроме того, еще классик естествознания, Жорж Кювье, обратил внимание на то, что «белого медведя видели даже в Египте во времена Птолемеев» [22]. Действительно, античный автор Афиней писал, что в праздничной процессии царя Египта Птолемея II Филадельфа (III в. до н.э.,) среди экзотических животных шествовал «один огромный белый медведь» [23]. Следовательно, нельзя исключить, что вместе с экзотическими животными к цивилизациям Древнего мира или их предшественникам могла просочиться информация и о географии древнего заполярья.

Несуществующие земли

Карты Фине, Меркатора и Квада объединяет изображение архипелага из четырех огромных островов, каждый из которых соизмерим с Гренландией. Эти острова расположены симметрично вокруг северного полюса на широтах севернее 75о-80о. Пятый остров помещен в центре архипелага там, где находится полюс (рис. 5б).

Однако, и Оронс Фине не был первым в изображении несуществующих полярных земель. Когда Фине был только 14-летним подростком, флорентинец Франческо Росселли изготовил карту мира (1508 г.) на которую нанес и напоминающий Берингию перешеек, и те самые четыре больших острова расположенные вокруг северного полюса на широтах 80о – 95о [13]. Впрочем, Сибирь там показана путано. Россели остался в истории как талантливый художник и печатник, но не как географ. Принято полагать, что он лишь гравировал иллюстрации к чужим рукописям. Его современник Йохан Рюйш в том же 1508 году изобразил те же четыре околополярных острова на своей карте мира [14]. Но предшественник был и у него. Околополярные острова вокруг полюса нанес на свой глобус немецкий космограф и путешественник Мартин Бехайм еще в 1492 году [15]. Но его изображение не столь симметрично и стилизовано как у Меркатора (рис. 5а, в). Оно показывает больше деталей. По-видимому, в отличие от последующих картографов, Бехайм пользовался более подробным описанием заполярных земель.

Источником сведений о полярной географии принято считать давно утраченную книгу «Счастливое открытие» (Inventio Fortunata). Эта рукопись якобы была подарена королю Англии Эдуарду III одним монахом-францисканцем из Оксфорда, который описал в ней свои путешествия в Северную Атлантику в начале 1360-х годов. Однако уже в 1490-х годах картографы не смогли обнаружить эту книгу. К счастью, нашелся краткий пересказ её содержания в рукописи путешественника Якоба Кнойена (Jacobus Cnoyen или Jakob van Knoyen) «Itinerarium». Однако сам Кнойен «Счастливое открытие» не видел, а пользовался лишь пересказами из норвежских источников. Но и его резюме было утеряно в конце XVI века. До нашего времени дошли лишь краткие упоминания Рюйша и Меркатора. Так в пояснении к карте мира 1508 года Рюйш писал: «В книге о счастливом открытии говорится, что на арктическом полюсе находится высокая магнитная скала, тридцать три немецких мили в окружности. Бушующие море окружает этот камень, как будто воды вытекают вниз из вазы через отверстие. Вокруг нее расположены острова, два из которых населены.» [16]

Более подробная информация содержится в письме Меркатора от 20 апреля 1577: «... Посередине четырех стран находится водоворот, в пустоту которого втекают эти четыре моря, которые разделяют Север. И вода устремляется вокруг и спускается в землю так же, как если бы кто-то сливал ее через воронку. Её ширина составляет 4 градусов по каждую сторону от полюса, то есть всего восемь градусов. Кроме того, прямо под полюсом лежит голая скала посреди моря. Её окружность равна почти 33 французским милям, и она вся состоит из магнитного камня. И она столь же высока, как облака… Её можно увидеть повсюду с моря, она черная и блестящая. И ничего не растет не ней, ибо там не более горсти земли.» [16]

В качестве источника этой информации Меркатор назвал… «Деяния» сказочного британского короля Артура и некого священника – потомка в пятом поколении тех моряков, которых король Артур якобы послал населить арктические острова. Этот священник де еще в 1364 году сообщил результаты той экспедиции королю Норвегии… Очевидно, мы имеем дело с легендами, география которых не соответствует географическим реалиям средневековья.

На более древние корни картографии приполярных земель намекают аналогичные представления в культурах далеких от средневековой Европы. Например, в буддийской традиции центром мира является высочайшая гора Меру где-то на севере, окруженная четырьмя континентами (рис. 5г). Согласно традиции, индийский астроном Брахмагупта (ок. 598—660 гг.) помещал Меру на северный полюс мира [30, 31].

По-видимому, эта схема восходит еще к священным древнеиндийским книгам – пуранам [17]. Арктические мотивы в священных древнеиндийских текстах («Ведах») и древнеиранской «Авесте» были подмечены Б.Г. Тилаком еще в начале XX века [18, 19]. Описания полярных реалий имеются также в древнеиндийском эпосе «Махабхарата». Таким образом, представления о приполярных землях могут восходить к древнейшим временам индо-европейской общности, которая распалась около 6 тысяч лет назад.

Доисторические реалии

Историки географии всегда считали приполярные земли плодом фантазии средневековых картографов. Однако если рискнуть поискать возможные реальные прототипы несуществующих земель, то остается лишь один путь: рассмотреть доисторическую географию Земли. Ведь во времена масштабных оледенений Плейстоцена Ледовитый океан на тысячелетия превращался фактически в сушу. Не были ли «фантастические» земли лучших картографов Европы XVI века попыткой использовать неведомые нам, древние источники о географии неисследованной части Земли?

Еще в 1970 году геолог Дж. Мерсер выдвинул гипотезу о том, что на месте Ледовитого океана во время оледенений находился толстый ледяной щит [4]. Похожее образование существует и теперь как ледяной щит Западной Антарктиды. По сути, это промерзшая до дна часть океана. Северный Ледовитый океан самый мелководный из всех океанов. Около 40 % его площади имеет глубины меньше 200 м. В 1999 году американская экспедиция на атомной субмарине Hawkbill с помощью сонара обнаружила четкие следы зачистки океанского дна льдами на глубинах до 900 метров [5]. Заметим, что современные айсберги в Ледовитом океане имеют типичную осадку лишь около 50 метров. Дно оказалось исцарапанным даже в центральной части океана, где около северного полюса на километровой глубине проходит Хребет Ломоносова. Поэтому был сделан вывод о существовании там ледяного покрова толщиной в километр.

Палеогеографические реконструкции ученых указывают на существование в Арктике во время последнего оледенения обширных «земель»-ледников, ныне растаявших [6,7]. Такие таявшие останцы описаны в научной литературе как острова Васильевский, Семеновский, Меркуриус и остров Святого Диомида, исчезновение которых считается научным фактом [8]. Кроме того, приводились геологические, гидробиологические и ботанические аргументы в пользу существования в Ледовитом океане и его морях настоящих земель «Арктиды» на осушенном шельфе и даже на ныне подводном хребте Ломоносова [9,10].

Существуют интригующие параллели между палеогеографией Арктики и её средневековыми картами. Так полярный остров на карте Оронса Фине вытянут вдоль долготы 190о, что в пересчете относительно современного нулевого меридиана составляет 180о—23о=157о восточной долготы. Это направление только градусов на 20 отличается от направления хребта Ломоносова, ныне подводного, но несущего на себе следы былого мелководья или даже надводного положения отдельных его вершин (террасы, плоские вершины, галька [9]).

Могли ли острова, расположенные вокруг полюса на картах Финна, Меркатора и Квада, иметь прототипами центры оледенений? Согласно палеогеографическим реконструкциям М.Г. Гросвальда, такими центрами расползания ледников в Арктическом бассейне являлись Скандинавия, Гренландия и мелководья: Канадский Арктический архипелаг, Баренцево, Карское, Восточно-Сибирское и Чукотское моря [6, 41]. В процессе таяния, ледниковые купола в этих областях могли дольше сохраняться, давая пищу легендам о больших островах разделенных проливами. Например, толщина ледяного купола в Карском море оценена более чем в 2 километра при типичной глубине моря только 50—100 метров [32].

Удивительно, но на месте северной части современного Карского моря глобус Бехайма показывает гористую землю, вытянутую с востока на запад (рис. 6б, обозначение 1). Её границы находятся на меридианах, проходящих через Каспийское море и западное побережье Индокитая. Если проследить эти же меридианы на современном глобусе, то на широтах земли Бехайма (75о—80о) попадем как раз в Карское море между Новой Землей и Таймыром. Южнее Бехайм изобразил обширное внутреннее озеро-море (2 на рис. 6б), которое превышает по площади Каспийское и Черное моря вместе взятые. Особенно хорошо это море видно на рис. 5а.

Странная фантазия? Но обратимся к палеогеографической реконструкции эпохи максимума последнего оледенения Земли, которое было около 20 тысяч лет назад (рис. 6а, в). Тогда оказывается, что загадочная земля Бехайма расположена на тех же широтах что и Карский ледник, согласно палеоклиматической модели QUEEN (рис. 6а; [32])! Известный гляциолог, сотрудник Института географии РАН (Москва), М. Г. Гроссвальд полагает что ледяной купол в Карском море «был среди самых долгоживущих элементов всего ледникового покрова Арктики, будучи последним в русской Арктике» [39]. По его мнению, Карский купол исчез не ранее 8500 лет назад, так как радио-углеродная датировка последних следов ледника на северном побережье Карского моря указывает на чуть более раннее время (8640 – 8690 лет).

В свете палеоклиматических реконструкций становится понятным изображение Бехаймом обширной суши и севернее Скандинавии, даже несколько севернее Шпицбергена (рис. 6). Именно там проходила северная граница Скандинавского ледника.

Внутреннее море Бехайма соответствует южной части Карского моря, свободной от оледенения (рис. 6а, обозначение 2), или приледниковым водоемам, которые охватывали почти всю Западносибирскую равнину (рис. 6в, обозначение 2). Эти интерпретации отражают две альтернативные точки зрения на палеогеографию Карского моря, сложившиеся у геологов и климатологов. Западные исследователи, в отличие от российских коллег, считают следы оледенения южнее берега Карского моря более древними (не менее 40 тысяч лет). Но и в этом случае ледник на материке запруживал реки и формировал обширное палео-озеро Манси, только в более древние времена, около 90 тысяч лет тому назад [40].

До Птолемея в античной географии Каспийское море считали заливом северного океана. Каспийское море, соединенное узким каналом с северным океаном, можно видеть на картах-реконструкциях Дикеарха (300 до н. э.), Эратосфена (194 до н.э.), Посидония (150-130 до н.э.), Страбона (18 A.D.), Помпония Мела (ок. 40 н.э.), Дионисия (124 A.D.). Теперь это принято считать классическим заблуждением, следствием узкого кругозора античных географов. Однако в ледниковый период из арктических морей в Каспий как-то проникли тюлень (Phoca caspica), белорыбица, лосось, мелкие ракообразные. Биологи А. Державин и Л. Зенкевич определили, что из 476 видов животных, живущих в Каспии, 3% имеют арктическое происхождение [42]. Генетические исследования ракообразных Каспийского и Белого морей выявили их очень близкое родство, которое исключает «неморское» происхождение обитателей Каспия [44]. Генетики пришли к выводу, что тюлени попали в Каспий с севера в эпоху плиоцена-плейстоцена (т.е. ранее 10 тыс. лет тому назад), хотя «палеогеография, которая позволила бы эти вторжения в то время остается загадкой» [43]. В этой связи следует обратить внимание на редкую карту ал-Идриси, датированную 1192 годом (рис. 7; [45]). На ней показана связь Каспийского моря с северным океаном через сложную систему озер и рек северо-восточной Европы.

Другой важной деталью, напоминающей реалии ледниковой эпохи, является отсутствие Берингова пролива на некоторых картах XVI века. В ледниковый период уровень океана был понижен из-за аккумуляции воды в ледниках. В результате пролив и окружающий шельф осушались. Между Азией и Северной Америкой более 7000 лет назад находилась «Берингия» — обширная суша, которая простиралась с юга на север на 1600 км (рис. 6б). Нечто подобное как раз и показано на карте Россели 1508 г. (рис. 6а). Карта Фине 1531 г. [3] показывает северную границу суши на месте Беренгова пролива на широте 69 град., что на 4 град. южнее истинного берега Берингии, согласно палеогеографической реконструкции [11]. А её южная граница у Фине показана на широте 41о, что на 16о южнее соответствующей границы на реконструкции [11]. Однако именно там располагался Южно-Беренгийский шельфовый ледник [6]. Более близкими к реконструкциям Берингии оказываются границы азиатско-американского перешейка на карте Джироламо Русцелли 1561 года (от 48 град. до 71 град. вместо 57 – 73 град.) (рис. 6в) [12].

Кто старое помянет, тому глаз вон

Похоже, эта русская поговорка неплохо характеризует отношение историков к аномалиям полярной географии. Изображения еще неоткрытых полярных земель на старинных картах проще не заметить, чем объяснить.

Так академик А. Миддендорф еще в 1860 г. писал: «Древние не имели ни малейшего представления о севере и востоке Сибири» [36, с. 32]. В обзоре А.В. Ефимова [36] рассматриваются только такие исторические материалы, которые поддерживают это мнение. А труд Помпония Мела, Генуэзская карта, карты Финне, Меркатора (1595 г.) и Квада не упомянуты вовсе. По-видимому, все эти материалы плохо увязывались с патриотическим выводом в духе сталинской науки:

«Многочисленные попытки иностранцев в XVI-XVII вв. узнать, что же находится на северо-востоке Азии, не дали сколько-нибудь значительных результатов. Лишь укрепление России, рост и успехи её самостоятельной культуры обеспечили решение проблемы» [36, с. 45].

Но если «в начале XVII в (до 1620 г.) русские промышленники дошли до Таймыра» [36, с. 45], то каким же образом на карту Ортелия 1570 г. попала река Лена с характерным узором притоков, расположенная на тысячу километров восточнее? Видимо не случайно её изображение не вошло в книгу А.В. Ефимова, где все же воспроизведен фрагмент карты Ортелия. Более того, Ортелий изобразил Северную Землю в виде большого острова Tazata к северу от полуострова Таймыр. Долгота этого острова у Ортелия (107о восточнее Лондона) практически близка к долготе самого южного острова Большевик из архипелага Северная Земля (103о в. д.). Но открыт этот архипелаг был русской экспедицией только в 1913 году. Очевидно, что сведения о нем не могли просочиться к Ортелию из русских источников. Этот же остров показан на картах Меркатора 1569 и 1595 годов. На карте Фине еще 1531 г. там находятся два острова. А название Tazata восходит еще к древнеримской «Естественной истории» (книга 6) Плиния Старшего. Но всё это умалчивалось не только историками эпохи сталинизма, но не вошло в летопись географических открытий и при развитом социализме [37].

Постсоветская наука нарушила табу, но ограничилась лишь скупыми описаниями картографии северной Сибири до русских землепроходцев XVII века. Рассмотрим, например, работу Люцины Шанявской (Lucyna Szaniawska), начальника отдела Картографического департамента Национальной библиотеки Польши. Заголовок её исследования как раз соответствует обсуждаемой теме: «Картографическая история исследования Сибири по материалам избранных западно-европейских карт XVI и XVII веков» [24]. Шанявская уже допускает, что северные окраины Азии были таки известны лет за сто до официальных «первопроходцев».

Например, описывая карту Мартина Вальдзеемюллера 1507 года из Cosmographiae Introductio, она пишет: «Западный участок побережья Сибири узнаваем благодаря полуострову, изображенному на месте Новой Земли и выдающемуся далеко в море. Однако, полуостров Таймыр, а также острова к северу от него, обозначены довольно правильно». Откуда же это прозрение об островах открытых лишь в 1913 году? Ведь Шанявская пишет: «До эпохи открытий Сибирь оставалась регионом, о котором мало чего было известно. Её карты докучали лишь более-менее искаженными описаниями и названиями, взятыми из древних источников». Скрытый намек на древние источники интересен. Но о Генуэзской карте, детально изобразившей берег Сибири еще в 1457 году (рис. 4), у Шанявской нет ни слова…

Описывая карты Меркатора 1595 г., она снова осторожно отмечает: «Остров Tazata, также как безымянный полуостров к югу от него, могли бы быть опознаны как полуостров Таймыр и острова Северной Земли…». Упоминает Шанявская и официально еще неоткрытую реку Лена («На той же карте сибирских земель к востоку от Лены…»). Вместе с тем, она продолжает считать ошибками те детали карт, которые не смогла отождествить с землями современных атласов, т. е. изображения околополярных земель и азиатско-американского перешейка на картах XVI-XVII веков.

К счастью, консерватизм историков не является препятствием для других исследователей. Их результаты проливают свет на возможные пути информации о доисторической Сибири к европейским картографам средневековья.

Например, биологи выявили следы позднеледниковой миграции людей-носителей определенной генетической особенности (гаплогруппы N3a1) из Южной Сибири в Восточную Европу около 8—10 тысяч лет назад [46]. Согласно аргументам М. Г. Гроссвальда и приводимой им радиоуглеродной датировке [39], тогда еще существовал ледник в Карском море. В этом случае обитатели Сибири могли бы принести в Европу память о заполярной «земле», омываемой с юга морем (рис. 6). Эта память могла быть передана потомкам или соседям. Например, индоевропейцы юго-восточной доисторической Европы испытывали сильное влияние финно-угорских народов, обитателей севера и Сибири [30]. Не исключено, что описания арктических реалий в индоевропейском фольклоре (Авеста, Веды, Махабхарата и пр. [19, 30]) связаны с миграцией из Сибири. Например, энтузиаст Н. Новгородов даже выдвинул гипотезу о том, что прародиной индоевропейцев был… заполярный полуостров Таймыр [38].

Однако вызывает сомнение, что детальная картография ледниковых земель Бехайма и Фине могла иметь своим источником смутные воспоминания о кочёвках первобытных охотников. Ведь вряд ли неграмотные доисторические шаманы измеряли географические координаты, а тем более заучивали их на протяжении многих тысяч лет…


Автор готов предоставить все иллюстрации и ссылки заинтересованному издателю

Алексей Архипов к. ф-м. н., с.н.с., г. Харьков, Украина alexeyarkhipov@rambler.ru

Инструменты